Иван Грачёв: До российского бизнеса деньги Росфинагентства не дойдут

- Иван Дмитриевич, в интернете сейчас идёт холодная война, в связи с идеей создания Росфинагентства. Война, в которой вы, может быть, являетесь одной из главных мишеней. Но вот что интересно – всё это не в открытую, как раньше, а по другому, с опаской. Часто делают вид, будто запамятовали ваше имя, хотя запомнить его, вроде бы, нетрудно… – Запомнить легко, об этом даже в фильмах говорилось – исторически самое распространённое в России имя. Ну а что касается Росфинагентства – тут на самом деле интересная ситуация, и я всё отслеживаю. Сразу скажу, меня не трогают моменты, когда намеренно путают моё имя – допустим, рассказывая о нашем противостоянии с Чубайсом… - История разберётся… – Ну разумеется… Но если говорить серьёзно, то настораживает, как сейчас усиленно всё сводят к вопросу о правовой форме будущего агентства.. - То есть, ОАО или госкорпорация? – Именно. И при этом тонет сама суть. А суть в том, что Росфинагентство, независимо от его формы, выводится из-под контроля Центробанка. И всех других финансовых институтов государства. И хуже того, – допускается даже банкротство этой структуры! Вдумайтесь, речь о банкротстве агентства, куда сразу будет закачана сумма в 2,5 раза превышающая оборонный бюджет, которой бы хватило на то, чтоб десять лет лечить всё население России!.. И при этом обратите внимание: в первом же своём интервью замминистра финансов Сторчак сам опроверг все сказки о том, будто средства пойдут на оздоровление российской экономики. Он сказал: «Сегодня мы не готовы к тому, чтобы огромные ресурсы конъюнктурных доходов направить на финансирование инфраструктурных проектов»… - Хуже всего опять придётся малому и среднему бизнесу. Если уж обудсмен Борис Титов, обычно лояльный к власти, говорит сейчас открыто, что «отечественная экономика фактически находится в стагнации» – значит, на самом деле нехорошо… – Согласен с Титовым, и надо учитывать, что все эти деньги собираются через налоги, в том числе и у субъектов малого и среднего бизнеса. И в том числе в нефтегазовой отрасли. Существует обманчивое представление об этой отрасли – будто она сплошной монолит. Ну кто знает, например, о подводных трубостроителях? А это абсолютно самостоятельные предприятия, субъекты бизнеса. И также, как на всех, на них навешены те же налоговые гири – 34 процента. И при этом пространство для маневра у них гораздо уже – они привязаны к «трубе». Они не могут «сбежать к соседям», в связи с открытием Таможенного союза. В отличие от малых и средних предприятий других сфер, уводящих свой бизнес, допустим, в Казахстан, где налоговая нагрузка легче… - Всё же хотелось бы уточнить: с созданием Росфинагентства средства будут направляться внутрь страны или изыматься? – Если средства хотели бы направить внутрь, это можно было легко сделать напрямую, через государственный бюджет. Зачем поступать как в песне, где «нормальные герои всегда идут в обход»? Кому нужны эти сложные схемы? И главное, кому понадобилось создавать эти предпосылки для приватизации государственных средств – в один или в два хода? Подобная угроза не исключается даже теми, кто изо всех сил политизирует этот ясный как божий день вопрос. Нам пытаются затуманить мозги, по типу какого-нибудь «ночного» или «дневного дозора»… - Если такая известная личность, как Сторчак, сходу предупреждает, что финансирование инфраструктурных проектов «как минимум очень дорого», а «как максимум – мы рискуем нарваться на долгострой” – то где тут выбор? – Выбора нет. Понимать это надо, видимо, однозначно – так, и только так. На инфраструктурные проекты деньги из создающейся структуры не пойдут. Тем более, не пойдут они на развитие малого и среднего бизнеса. Этого было бы вообще глупо ждать, учитывая, что малый бизнес у нас становится ругательным словом. Никто ведь не в России ничего не просчитывает и не оценивает. Сегодня 4 из 5 предпринимателей занимаются торговлей. Пугающая, дикая диспропорция! Она напрямую связана с тем, что в стране двадцать лет деньги вкладывались не туда. А в последние десять лет они вообще вкладывались в чужую экономику. В западную экономику, в американскую экономику. Не в нашу «инфраструктуру» – от неё и теперь в очередной раз отмахивается Сторчак, друг и соратник Кудрина – а именно туда – кто это может опровергнуть? Потому и не получил развития этот сегмент, и возникла ситуация, которая теперь заставляет беспокоиться… - Кого? – А вдруг вся масса людей – деятельных, закалённых, привычных к потрясениям, лишившись своего бизнеса поведёт себя не так? И нужны двухходовые комбинации, чтоб легче унести деньги под мышкой. - У нас такое уже случалось – вспомните, заместитель губернатора, истинный патриот, и… как выяснилось позже, – гражданин США… Чай в американском посольстве они с супругой не пили, но зато легко умыкнули часть бюджета… – Для меня направляющими в жизни навсегда остаются слова Витте: «Надо любить свою страну, это важный элемент патриотизма, но не слепо, а сохранять трезвый взгляд на вещи». И я стараюсь этого придерживаться. Особо актуально, на мой взгляд, сегодня суметь научится отличать людей с трезвым взглядом на вещи, от тех, кто под маской активно работает на себя.